Сила Церкви
Следы преступления
Первохалтурщик
Дело Ивана Федорова
«Ом» или «ов»?
О грехи наши тяжкие!
Фиксация безсмыслицы и распада

Ну вот, дорогие братия и сестры, мы добрались до демонстрации улик. Наше расследование имеет две цели: во-первых, нужно показать, в чем заключался смысл священнодействия, во-вторых, доказать, что старообрядцы также уклонились от истины. Используемая ими формула: «Во веки веком» не является древлеправославной. Это такой же иезуитский новодел, возникший посредством книгопечатной диверсии.

Сила Церкви

До XVI-го столетия благословение осуществлялось энергией вечности, поэтому произносили: «в веки веком». Веки — это всё творение, весь мир. И вот это всё сущее благословлялось вечностью, веком. Суть священнодействия Мельхиседека заключается в управлении энергией вечности. Господь отдает ее в руки человека, а человек, через благословение, в руки Бога.

Энергией вечности, таким образом, являются Тело и Кровь нашего Господа Иисуса Христа. Можно привести образ. Допустим, творение — это полноводная река. Она имеет исток, устье, и даже после условного Конца Света выходит в некий бесконечный океан. Суть благословения заключается в укутывании объекта силой вечности. Соответственно, чтобы благословить всё бытие целиком, нам нужен такой большой плат, в который поместилось бы всё творение. И вот когда произносят слово: «веком», как раз и подразумевают, что мы в Христову энергию вечности укутываем всё творение целиком. Вот в чем смысл данной формулы.

Если мы понимаем заложенный в нее смысл, то священнодействие осуществляется, Господь принимает нашу молитву, и в нашу жизнь входит сила Святаго Духа. Она всё наше бытие собирает в целое и устремляет его вверх к Сиону.

Таким образом, непосредственно природой духовной жизни является энергия вечности, или сила евхаристического восхождения. Она выводит человека из расслабленного состояния, ставит его, буквально, на ноги в вертикальное и активное жизненное положение. Если же из памяти народа удалить знания о принципах священнодействия Мельхиседека, то сила святости будет выливаться из нас, как из худого ведра. И далее, с таким расслабленным народом можно делать всё, что угодно.

Вот так иудеи и завоевали, и Русь, и весь остальной мир.

Следы преступления

Анализ рукописных и печатных книг наглядно показывает, как на протяжении полутора столетия планомерно осуществлялась диверсия по изменению формулы времени. Задача заключалась в том, чтобы удалить из христианских молитв принцип священнодействия, оставить лишь внешний и бессмысленный обряд. Поэтому завершающая часть формулы из активного действия, слово «веком», изначально стояла в творительном падеже, превратили в бессмысленное «веков». И вместо того, чтобы нам в тряпочку завернуть всё бытие и собрать его в целое на высоте Сиона, мы, наоборот, отправляем творение рассыпаться в бездну бесконечных веков. Мы, словно берем мир и начинаем его трясти, как коврик. В результате этой тряски с лица земли христианское мироустройство улетело, фактически, полностью.

Итак, все имеющиеся документальные свидетельства наглядно показывают, что до книгопечатания последнее слово стояло в творительном падеже и произносилось, как «веком». Есть рукописные источники, в которых поставлено ударение. Вот этот молитвослов 1475 года. Также и в первых печатных книгах сохраняется общепринятый на то время порядок. Это печатная псалтирь 1495 года. Во всех формулах аккуратно проставлено ударение. Еще один печатный молитвенник этого же года. Здесь уже можно наблюдать технологию «Окон Овертона», в её архаичном исполнении. Ударение в некоторых местах неожиданно перескакивает на окончание. Напомним, что речь идет о самой распространенной богослужебной фразе. Трудно представить, что редактор типографии или же наборщик не в состоянии запомнить ударение в стандартном и очень простом слове. Кроме того, сам процесс ручного набора достаточно утомительная процедура. Каждая буква, знак или пробел представляли собой специально отлитый металлический брусок, и вот из этой железной мозаики собирались слова,

строки, вся текстовая полоса. Также и знак ударения представлял собой отдельный элемент набора. И поставить его случайно не в то место было маловероятно. Тем более делались пробные оттиски, и ошибки можно было исправить при желании. Поэтому можно сделать закономерный вывод, что книга издавалась с определенным умыслом.

Первохалтурщик

В книге есть курьезный случай: два ударения в одном слове («вѣ́кы вѣ́кώмь»). Очевидно, что наборщику было непросто ломать мозг, и по инерции он собрал слово с привычным ударением, как в детстве научили. Однако, тридцать сребренников надо было отрабатывать... Опомнившись, он не стал разбирать уже собранную часть слова. Что говорит, вообще, о недобросовестном отношении к работе. И вот, наш далекий первохалтурщик просто забил еще одно ударение: «И хрен с ним», руководствуясь принципом «people схавает». Естественно, что у «пипла» от подобных книг мозги съезжали набекрень. Таким образом, первое «Окно Овертона» предлагало альтернативный вариант и вбивало клин в устоявшуюся традицию.

В книгах, приходящих из свободной и просвещенной Европы, предлагалось два варианта, всё на благо человека, так сказать. Ведь это так удобно. Кому, как нравится, пусть так и говорит. Настоящая демократия и никакой деспотии, плюрализм и свобода мнений.

Дело Ивана Федорова

Вот таким образом начали раскачивать христианское мироустройство. В первой половине XVI века, и в рукописных, и в печатных книгах пока еще доминировало древнее произношение. Однако, ситуация меняется во второй половине XVI столетия, когда появляются молитвы с новой трактовкой формулы времени. Творение теперь открытым текстом отправляется в бесконечные веки. Об этом свидетельствует книга 1570 года, отпечатанная Иваном Федоровым. После издания данного шедевра первопечатнику пришлось уносить ноги из Москвы. Историки теряются в догадках и врут, что причиной бунта стало невежество русского народа, дескать, темные массы восстали против просвещения. На самом деле, всё наоборот. При Иване Грозном народ был еще способен защитить устои христианской веры, потому что понимал суть священнодействия. Однако, микроскопические дозы книгопечатного яда незаметно всё-таки изменили сознание церкви, и к концу столетия, ко времени правления Бориса Годунова, большинство изданий, и печатных, и рукописных уже перешли на новодел, не отражающий сути священнодействия. Именно в данный момент появляется используемая старообрядцами, «во веки веком». С точки зрения лексики и грамматики, данное выражение является бессмыслицей, просто пустой поговоркой, а с точки зрения богословия — махровой ересью.

«Ом» или «ов»?

Следующее «Окно Овертона» переводит главное слово формулы времени во множественное число, уже с позиции грамматики. Сделано это было следующим образом: дело в том, что в древнеславянском языке некоторые слова, стоящие в дательном падеже множественного числа имеют такое же окончание, как и слова, стоящие в творительном падеже единственного числа. И получается, что по форме они выглядят одинаково, но по смыслу совершенно разные. Одно — единственное число, творительный падеж: творю чем? — вѣ́комъ. Другое же, множественное число, дательный падеж: дать кому? — (вѣко́мъ) векам. Только раньше говорили на «о», окали. Поэтому произносили «вѣко́мъ», но подразумевалось именно множественное число, то есть, по-современному, это будет звучать, как «дать векам». Тут всё просто.

В подтверждение данного факта можно привести множество примеров, только не нужно обращать внимания на буквы «о» и «ω», они не несут какого-то особого смысла. В древнеславянской грамматике они использовались совершенно произвольно. Кому как нравилось, так и писали. Омега считалась более красивой буквой, но для нас важно отметить, что оба варианта обозначают неизменный звук «о».

Итак, примеры:

«Рече Господь своим учѣникомъ», а по-современному, значит «ученикам».

«…оставление грѣхомъ» (грехам)

«…милости и отпущения грѣхомъ» (грехам)

«Рече Господь к пришедшим к нему иудѣомъ», то есть, иудеям.

«…отпущение грѣхомъ нашим даждь», то есть, грехам.

«братиям и сродником» (сродникам)

Все эти и прочие примеры можно посмотреть на нашем сайте в разделе, посвященном изданию книги. Материал называется «Хроника распада».

Букву «о» можно заменить на «ω». Можно и чередовать. Всё это никакого значения не имеет. А теперь самое главное. Вот какой конкретно факт действительно имеет важнейшее значение: дело в том, что в древних текстах, где речь идет о множественном числе, наряду с окончанием «ом», в тех же самых выражениях и молитвах встречается и другое окончание «ов». И это вполне естественно, так как слово можно поставить, как в дательном падеже: «дать оставление чему?» — грехам (ом), так и в родительном: «дать оставление чего? — грехов. Смысл от этого меняется не сильно. Поэтому в одном и том же манускрипте можно на одной странице встретить, и «оставление грехов», и «оставление грехом», то есть, грехам. Данный разнобой встречается многократно. Подобные замены были вполне естественны, так как сути они не меняли. Однако, во всех древних источниках нет ни одного свидетельства, где бы «веком» было заменено на «веков». Ни одного свидетельства. То есть, последнее слово никогда и нигде не стояло во множественном числе. Первое «веков» появляется только после реформы Никона.

О, грехи наши тяжкие!

Гении синодального богословия утверждают, что слово «веков» произошло от древнеславянского «веком», что по-современному звучит, как «векам». Дескать, здесь происходит та же игра, по типу «грехам» и «грехов».

Как мы уже доказали, данная версия не имеет никаких исторических подтверждений. Однако, давайте проведем эксперимент: создадим аналогию и сравним слово «грехи» со словом «веки». Для упрощения задачи переведем сакральную форму «в веки» в более понятное «во все времена». Таким образом, можно предложить следующий упрощенный вариант формулы благословения. В нормальном состоянии она будет звучать примерно так: «Благословляю Царство во все времена вéком» (твор. падеж, чем?), то есть, вечностью.

Чтобы получить окончание «ам», нужно слова поставить в дательный падеж: грехи — грехам, веки — векам. В родительном же падеже, грехи — грехов и веки — веков, соответственно. Смотрим, что получилось. Дат. падеж (чему?): «Благословляю Царство во все времена векам». Родительный падеж: «Благословляю Царство во все времена веков». С точки зрения лексики и фразеологии оба варианта являются полнейшей белибердой, потому что последнее слово должно стоять в творительном падеже.

Давайте приведем еще один пример и создадим аналогичное, по частям речи, предложение. Допустим, в нормальном творительном падеже фраза будет звучать так: «Разрушаю жизнь во все времена грехом». А теперь ставим в дательный падеж, и вот что получается: «Разрушаю жизнь во все времена грехам». То же самое с родительным падежом: «Разрушаю жизнь во все времена грехов».

Ну, с богословием у наших архиереев не срослось, но что с русским-то языком у них случилось?!

Вот таким образом, посредством растиражированной бессмыслицы народ отучили от осмысленного священнодействия и приучили к пустому обрядославию. Главная благословляющая молитва превратилась в пустую поговорку, не имеющую смысла, ни с точки зрения грамматики, ни тем более богословия.

Фиксация безсмыслицы и распада

Первая половина XVII века проходит под формулой «во веки веком». Устои веры уже изрядно расшатаны, и народное большинство стало привыкать к мысли, что вникать в богослужебные смыслы необязательно, что где-то есть умные дяденьки, которые знают, как правильно, а нам, грешным, нужно только каяться в грехах и обряды соблюдать.

В середине столетия запускаются иезуитские реформы Никона. Народ частично сопротивляется, но сила Святой Руси, «дух Сергия Радонежского» уже начал оставлять русскую землю. В целом, народ уже был отравлен. Древнее православие оказывается разгромленным и замененным на окатоличенный симулякр. Энергия формулы благословения фиксируется в состоянии распада: «во веки веков». И с тех пор принципиально ничего уже не менялось. Главное дело было сделано. Масонам удалось вбить клин в самое сердце богочеловеческого бытия. И в дальнейшем, раскол между земным человеческим миром и небесной вечностью Бога лишь увеличивался. Церковь лишилась своей божественной силы, и путь построения царства первого зверя был разблокирован.