Домостроительство Бога Слова проходит через несколько основных этапов, которые отражают весь цикл жизни Иисуса Христа. Тайна домостроительства благодати — это тайна Богочеловека, который каждый раз живет, каждый раз рождается и живет в душе каждого крещенного. В церкви есть миллионы людей, и душа каждого человека должна стать Богородицей, должна пройти этап непорочного зачатия и духовного рождества Спасителя. Именно в этом и заключается тайна, и воскресение святой Руси, и печати Бога Живаго, и исхода.

Наш народ пробудится от столетнего морока только тогда, когда православные поймут суть православия. А она заключается в том, что всякая душа должна быть Богородицей, в том, чтобы у каждого была главная цель жизни — родить и вырастить в себе Бога. Печать Бога Живаго — это Агнец Божий, который рождается душой при участии Святаго Духа, всё примерно, как и у Богородицы. Таковой, собственно, и была изначально концепция древне апостольского христианства, от которой к настоящему времени не осталось и следа.

И священство наше слепо. Не видит этого, не видит, что суть веры, она диаметрально изменилась. Концепция спасения изначально была основана на взращивании Богомладенца в пространстве собственной души. Именно поэтому в православии такое необыкновенное количество разных типов изображения Богородицы, их, буквально, сотни. Именно поэтому первый образ Богоматери был написан еще апостолом Лукой, потому что в этом заключается главный принцип духовной жизни: зачатие и взращивание Богомладенца — это главная тема общения со Святым Духом. Бог с человеком на иные темы не общается, Он — Бог, и разговаривать с Ним можно только о божественном.

Душа человека — это живой Богородичный храм, и Дух Святой ждет, когда человек взойдет на пятнадцать богородичных ступеней познания и приготовит, тем самым, свою душу к непорочному духовному зачатию. И тогда к нам, как и к Богородице, придет архангел Гавриил и произойдет духовное зачатие Спасителя. В этом и заключается парадигма святорусской цивилизации. В том, чтобы каждый человек потенциально стал Богородицей. И в том, чтобы у каждого была связь с Богом, буквально, такая же, как у матери с ребенком. Бог находится не где-то там наверху, Он находится в самом центре человеческого существа, и именно при таком порядке обретается ныне утерянная христоцентричность бытия. Связь с Богом становится живой и постоянной, как с собственным ребенком, которого мать носит под сердцем. Если мы на православие будем смотреть с данного богородичного ракурса, то у нас откроются глаза. У нас расставятся все точки над «I», все вопросы начнут сниматься, всё станет понятным. Мы начнем понимать и Евангелие, и святых отцов, и свою собственную жизнь. Если цель духовной жизни — это облачение во Христа, то прежде следует облачиться в Богородицу, это же элементарно. Именно поэтому облачение Спасителя и Богородицы имеют перекрестную расцветку. Внешнее облачается во внутреннее, а внутреннее во внешнее. Об этом фундаментальном принципе мы уже не раз говорили.

Русский дух есть дух богородичного мировосприятия Бога. Поэтому на Руси такая была, и есть, необыкновенная любовь к Пречистой Деве. Православный человек, подобно Богородице, носил под сердцем маленького Бога, поэтому он боялся греха. Он был реальным богородичным храмом и ощущал всею своею сущностью, и великую ответственность, и великую любовь, и великое доверие, которое Бог проявляет к человеку, и от того великое достоинство, что сейчас напрочь утеряно. И, конечно же, величайшее сокрушение перед лицем величайшей тайны, носителем которой являлся человек святой Руси. Именно через Богородицу открывается глубочайшая концепция бытия самого Бога.

Любовь —это абсолютное доверие, и Бог, первый, доверяется человеку, доверяется абсолютно, Он не только дает главную заповедь о любви, но и Сам, в первую очередь, её выполняет абсолютно. Выполняет её, буквально, с детской преданностью, ведь любить человека — это значит целиком и полностью довериться ему. И это великое и таинственное доверие и является главной темой общения со Святым Духом. Одно дело, когда в основе концепции спасения лежит шкурный интерес, лежит идея о личном спасении, о спасении себя любимого, и совсем другое дело, когда спасение строится через ответственность за судьбу маленького Бога, живущего в самом тебе. То есть, через реальную конкретную и осязаемую любовь к Богу, к Богу, который не где-то там, в небесах, а в самом тебе. Синодальное же богословие, наша официальная церковь, находится в катастрофической ситуации. Они не просто отклонились от истины, а давным-давно забрели в какую-то совершенно неведомую даль, в неведомые дебри, и здесь родили какую-то неведомую зверушку, какое-то очень странное, своё собственное, квазиправославие, в котором отсутствует самое главное, в нём нет рождества Христова.

То, что нам проповедуют на официальном уровне, это не является апостольским христианством. Настоящая вера Христова строится на концепции духовного рождения Спасителя, происходящего в душе человека, поэтому рождество Христово является точкой отсчета православной цивилизации.

Итак, подведем небольшой итог. В древней церкви мозги у христиан работали совершенно по-другому. Одно дело — кормить себя любимого небесным хлебом, и совсем другое — заботиться о духовном пропитании реального маленького Бога, которого реальный Творец мироздания доверил растить человеку. В настоящем христианстве заложены мощнейшие идеи, поэтому главная заповедь о любви имела конкретное воплощение. Люди знали, как любить Бога, (сейчас это нечто абстрактное), и поэтому у народа была конкретная живая связь со Святым Духом, и у святого народа Божьего было реальное общее дело с Богом, была реальная литургия, потому что весь народ выращивал в себе Богомладенца.